четверг, 18 июля 2013 г.

В день приговора Навальному подруга Сердюкова отстояла в суде право на шопинг


Как ни крути, а сама наша жизнь — лучший драматург. Как будто в помощь сторонникам Навального ровно день в день с вынесенным блогеру приговором московский суд разрешил главной фигурантке дела «Оборонсервиса» Евгении Васильевой и дальше гулять 3 часа в день, отбывая наказание в 13-комнатных апартаментах.
Здесь, как и в случае с Навальным, судья так же счел требования гособвниения зверскими — прокуратура требовала ограничить время ежедневных прогулок Евгении Васильевой до 2 часов в день, но защита экс-руководителя «Оборонсервиса» настояла на сохранении прежних трехчасовых прогулок.
Тут неосведомленного читателя важно проинформировать: ежедневные прогулки для некогда «первой леди» Минобороны — это вовсе не то же самое, что и «прогулки» простого смертного зека. Не так давно, например, г-жа Васильева была замечена в Столешниковом переулке Москвы, где посетила один из местных гламурных бутиков. Защита узницы даже не стала опровергать эту информацию, отметив лишь, что закон не накладывает никаких ограничений на места, которые имеют посещать заключенные под домашний арест. Хоть стриптиз-бар — главное вовремя вернуться в томящие душные апартаменты.
Но гособвинение самоотверженно настаивало на ужесточении порядка для подсудимой. Нанесенный г-жой Васильевой ущерб российской обороне настолько возмутил российских силовиков, что они продолжили донимать суд доводами и требовать сокращения времени прогулок до пары часов ежедневно. К тому же оказалось, что с одного променада мадам явилась домой с 16-минутным опозданием. Но защита Васильевой осталась непреклонной — имел место лишь технический сбой контролирующего браслета — и ничего более. Как тут возразишь? Оставалось разве что, обращаясь к судье, добавить из адвокатской классики «Посмотрите в эти глаза, разве они могут врать?».
Так же элегантно защита Евгении Васильевой отмела инсинуации о размере ущерба, который обвинение ставит Васильевой в вину — 6 миллиардов рублей. Адвокаты протестуют — эта цифра «поражает воображение». Да и экспертизы соответствующей не было. Уж тут с защитой точно не поспоришь — защитники Навального и Офицерова тоже не уставали удивляться, слушая доводы гособвинения и рассказы свидетелей. Но наверное им это удавалось хуже. Хотя и по Кировлесу независимой экспертизы никто не проводил. Вне зависимости от отношения как к делу, так и лично к Навальному, не принимать этот факт во внимание сложно.
Но на отсутствии экспертиз и на удивлении адвокатов сходство дел в Кирове и Москве, пожалуй, и исчерпывается. Во всем прочем — действительно потрясающая воображение разница. Которая в условиях почти одновременного оглашения вердиктов становится просто эпической. Суд у нас равный для всех, но для кого-то он оказывается все же равнее. Не признавать же в противном случае равенство столичного бутика Chanel с кировским СИЗО?
Вчера вечером прокуратура, внезапно для всех (в том числе, возможно, и для самой себя) опротестовала арест Навального в зале суда и уже в эти минуты он может быть отпущен под подписку о невыезде. Собирается ли ведомство Юрия Чайки обжаловать решение по Васильевой, неизвестно. Вряд ли. Может, все дело в том, что никто не выходит на улицы с требованием справедливого суда над Сердюковым и его «амазонками»?
В беседе известный публицист, автор бестселлера «Почему Россия не Америка» Андрей Паршев предложил свой рецепт корректировки правовой и судебной системы:
- Безотносительно конкретных судебных дел можно говорить о таком бытующем у нас понятии, как избирательность правосудия. Вот это, с точки зрения морали и даже иногда некоторых формальных юридических норм, куда более серьезное нарушение прав, чем просто отсутствие правосудия. Когда кого-то приговаривают к пожизненному заключению за неправильный переход улицы, а другого за крупнейшие хищения, которые объективно ослабляют обороноспособность государства, оставляют в качестве свидетеля — это ситуация, конечно же, нездоровая, и ни к чему хорошему она не приведет.
Общество согласно подчиняться госаппарату, покуда тот гарантирует ему реализацию прав и, в частности, права на справедливый суд. И если власть не выполняет этой самой главной своей функции, то ее легитимность в общественном сознании неотвратимо ставится под сомнение. Это всегда нужно иметь в виду как тем, кто имеет непосредственное отношение к правосудию, так и тем, кто формально им не занимается, но вправе иногда на него влиять. Сейчас же у нас подчас человека сажают не за то, что он совершил, а за то, за что удалось посадить. Это, конечно, нездоровая ситуация.
В случае с Васильевой понятны истоки общественного негодования, хотя вроде как формально ее участие в хищениях еще и не доказано, соответствующего приговора суда нет. Но не любят у нас в обществе богатых и всегда власть должна учитывать состояние, настроение общества при формировании законодательства. Да, в некоторых обществах у судей есть широкая свобода действий, вплоть до применения «неписанных законов» и вынесений приговоров «согласно внутреннему убеждению». Такая практика имеется в англосаксонском праве и решения «по внутреннему убеждению» там, кстати, становятся прецедентными.
Но в наших конкретно условиях желательно, чтобы закон все же устанавливал достаточно узкие рамки трактования для правоприменителей, потому что в противном случае соответствующие нормы становятся коррупциогенными. Некий инспектор сегодня имеет право наложить на владельца коммерческого ларька штраф в 50 рублей, а может и в 100 тысяч — в его праве. При этом на бумаге фиксируются те же 50 рублей, а остальное — в карман. Законы должны предусматривать максимально прописанные санкции, без возможности их безграничного толкования.
Да, это вряд ли станет решающим элементом в борьбе с коррупцией, не поможет мигом от нее избавиться, но как минимум повысит риски правоприменителя самого оказаться на скамье подсудимых в случае избирательного подхода к делу. Это тот магистральный путь по которому нам нужно идти. 

Комментариев нет:

Отправить комментарий