понедельник, 15 июля 2013 г.

«Эффект неожиданности»: учения показывают, что российская армия не готова к войне

Накануне глава Минобороны Сергей Шойгу получил от президента РФ Владимира Путина распоряжение провести очередную внезапную проверку боеготовности российской армии. В ней приняли участие сухопутные, морские и воздушные подразделения Восточного и Центрального военных округов. После февральской тревоги, которая была неожиданной и для самого Шойгу, командование вооруженных сил, как видно, не сделало соответствующих выводов. В ходе нынешней проверки боеготовности, стартовавшей в ночь на субботу 13 июля, военно-транспортные самолеты опоздали к месту дислокации на десять часов.
Как правило, многим проверкам, ревизиям и инспекциям предшествует соответствующий звонок: «К вам, мол, едет ревизор». Известие это мигом облетает ту инстанцию, которую вознамерилось проверить начальство, и к моменту проведения проверки устраняются все ранее незамеченные недостатки и, образно говоря, раскатывается припасенная для этого случая «красная дорожка». Несмотря на то, что в результате этого проверка перестает быть внезапной, какой-никакой порядок в ведомстве, не важно — военном или гражданском, все-таки наводится.
Такая, выработанная годами, «система оповещения», как оказалось, приносила не только пользу, но и вред, и неспособность командиров выполнить внезапный приказ это доказала. О десятичасовой разнице между отдачей приказания и его выполнением главе Минобороны доложил командующий военно-транспортной авиацией ВВС РФ генерал-майор Владимир Бенедиктов.
«Так, задержка вылета на аэродром Хабаровск под погрузку вспомогательного пункта управления составила около 10 часов. Аэродром Хомутово (Южно-Сахалинск) в настоящий момент не выдал подтверждение о приеме самолетов командования на безвозмездной основе. Аэродромная сеть Центрально-Восточных регионов и топливно-заправочный комплекс министерства обороны не позволяют в полной мере использовать возможности командования», — приводит слова генерал-майора газета «Коммерсант». В свою очередь Шойгу назвал столь долгую задержку вылета недопустимой.
Кроме этого, министра заинтересовал вопрос дозаправки самолетов на аэродромах. Прояснить ситуацию он попросил своего заместителя генерала армии Дмитрия Булгакова. Замминистра заявил, что «ВВО денежными средствами обеспечен», и «все вопросы были решены». В ответ на это Шойгу подчеркнул, что «деньгами технику не заправить». Говоря о самолетах, министр напомнил Булгакову: «Мы не для того все это проводим, чтобы любоваться, как они (самолеты) стоят на резервных площадках».
В виду сложившейся ситуации Шойгу постановил, что селекторные совещания с верховным командованием округов будут проводиться ежедневно. Также он поручил незамедлительно вылететь в проблемный Восточный военный округ начальнику Генштаба ВС РФ Валерию Герасимову. На сегодняшний день проверка боеготовности уже переросла в наиболее крупные за последние 22 года, полномасштабные учения. В маневрах задействованы более 160 тысяч военнослужащих, около тысячи танков и другой бронетехники, 130 самолетов истребительной, дальней, военно-транспортной и бомбардировочной авиации, а также почти 70 кораблей, подводных лодок и других судов Военно-морского флота.
Примерно полтора года назад, 20 марта 2012 года, на итоговой коллегии Минобороны тогдашний президент и главнокомандующий Дмитрий Медведев публично заявил, что вооруженные силы «отвечают современным требованиям». Спустя год Сергей Шойгу, сменивший Анатолия Сердюкова на посту министра обороны, по приказу президента объявил внезапную тревогу.
Неожиданными оказались не столько сами учения, сколько их результаты. Сигнал тревоги и соответствующие команды передавались офицерами с опозданием. Выяснилось, что многие солдаты и командиры не умеют достаточно хорошо стрелять и водить машины, ощутимая часть бронетехники неисправна, а вертолеты и самолеты не пригодны к полетам по тем или иным причинам.
На фоне всего сказанного особенно удручающе прозвучало сделанное 26 июнязаявление вице-премьера Дмитрия Рогозина, курирующего оборонную промышленность. По его словам, потенциальный противник, которым больше трети россиян считают США, способен за несколько часов лишить Россию возможности сопротивления. В данном случае, как пояснил вице-премьер, речь идет в первую очередь о силах стратегического ядерного сдерживания.
Касательно нынешних учений высказался и руководитель Центра анализа стратегий и технологий Руслан Пухов. В разговоре с журналистами он заявил, что внимание, которое власти обращают на серию учений этого года, говорит не только о демонстрации силы, но и о наличии элементов пиара.
«У армии по идее должно быть два состояния, одно из которых военное. Готовность воевать развивается в подобного рода интенсивных учениях. Внезапные проверки нужны, учитывая, что у нас ВВО достаточно проблемный: малочисленное население и сильные соседи», — цитирует Пухова «Газета.Ru».
Выявление проблем армии в ходе учений даст возможность ВВО показать себя, считает глава центра военного прогнозирования Анатолий Цыганок. «Уровень боеготовности должен поддерживаться не просто от случая к случаю, а постоянно. И то, что Путин регулярно проверяет боеготовность российской армии, — это очень хорошо. Сейчас, видимо, будет возможность у Восточного округа себя показать», — заявил он.
Возможно, результат, показанный на каждых следующих учениях, будет превосходить предыдущий. Возможно, не выспавшиеся солдаты-срочники, поднятые по очередной тревоге, будут бегать быстрее, стрелять точнее и водить виртуозней. Но пока командование округов не поймет, что внезапность нельзя предугадать, «пренеприятнейшие известия» так и будут сопровождать каждую проверку.
Практически любой мужчина, проходивший службу в российской армии может с уверенностью подтвердить, что к неисправному бронетранспортеру или грузовику не притронутся, пока не объявят плановый смотр техники, в очередной раз подтверждая, что «пока гром не грянет, мужик не перекрестится».
http://www.km.ru

Комментариев нет:

Отправить комментарий