понедельник, 11 марта 2013 г.

Смутьяны из Дагестана приехали к Колокольцеву

На прошлой неделе в Москву приехали пять бывших и действующих сотрудников МВД Дагестана. Они безуспешно пытались добиться встречи с главой МВД РФ Владимиром Колокольцевым, чтобы рассказать ему о том, почему в республике идет гражданская война.

Офицеры, которых в дагестанском МВД называют смутьянами, решили встретиться с журналистами только после того, как им было отказано во встрече с главой МВД РФ. Они провели пресс-конференцию, на которой обвинили руководство МВД Дагестана в коррупции и "кадровом экстремизме". "Власть" встретилась с офицерами отдельно — в библиотеке правозащитного центра "Мемориал". 

Четверо из пяти полицейских — бывшие сотрудники МВД. Только полковник Салих Гаджиев еще служит, но уверен, что и его скоро уволят. Их претензии к руководству МВД Дагестана можно перечислять часами: увольнение "неугодных" сотрудников ведомства под предлогом переаттестации; продажа должностей офицеров и рядовых сотрудников; отсутствие профилактической работы с населением и боевой подготовки сотрудников; фиктивное раскрытие преступлений ради отчетности. Все это, по словам офицеров, привело к тому, что в Дагестане ухудшилась криминогенная обстановка, а число жертв среди полицейских растет. 

Заместитель командира полка ППС подполковник Магомед Гусейнов рассказывает, что в республике два полка ППС и второй полк используется для охраны частных объектов — домов чиновников. При этом, по словам офицера, второй полк укомплектован только частично, там много мертвых душ. 

На первый полк ППС ложится двойная нагрузка, говорит Гусейнов: "Люди работают в две-три смены, устают, а если будут возмущаться, их уволят. В прошлом году полк ППС вышел на митинг, требуя соблюдения трудового законодательства". Должность рядового сотрудника ППС стоит около 500 тыс. рублей, офицерская — до миллиона рублей. "В прошлом году нам дали 150 вакансий рядовых и 12 офицерских, 100 человек сдали документы, прошли все тесты, но их не берут, потому что у них нет денег",— рассказывает Гусейнов. 

Если человек все же нашел деньги, как правило занял, ему потом надо их отдавать. А значит, надо их заработать. О том, как это происходит, подполковник рассказывает подробно: 

"Вот этот рядовой милиционер, который пришел в ППС, чтобы заработать деньги и отдать долги, пару дней осматривается, а на третий отходит от поста подальше и начинает брать взятки. 100 рублей, 50 рублей, каждый день. Ему же не только долг отдавать и семью кормить, еще с начальством делиться надо, или его быстро уволят. И это еще ладно. Но он не готов к службе. Бывает, что берут человека с образованием врача, а он автомат держать не может. Если нападение на пост — расстреляют всех. Посты не оборудованы нормально. Хорошо охраняются только частные виллы руководителей. Деньги за это кладет себе в карман командир подразделения. А рядовые сотрудники просто несут службу, как если бы они служили государству. Наш второй полк ни на один день не вышел на охрану общественного порядка. Они охраняют исключительно объекты олигархов наших. Хотя это законом запрещено, это не частная охранная фирма, это государственная служба".

Похожая ситуация складывается и во вневедомственной охране, говорит бывший командир роты вневедомственной охраны при ОВД города Хасавюрт Абдулкадыр Бекмурзаев. "Сотрудники отдела охраны занимаются и коммерческой деятельностью, и охраной объектов по нынешнему постановлению правительства,— говорит офицер.— Объекты, которые мы обязаны охранять на договорной основе,— это все объекты госучреждений. Но точно так же сотрудники ведомственной охраны используются для охраны частных лиц и домовладений. Хотя это запрещено". 

Отдельной критики удостоилось работа МВД республики в части координации подразделений. 

Офицеры рассказывают, что во время спецоперации "Зарница" в Кизляре случилось столкновение двух дагестанских подразделений: ОМОН из Махачкалы, остановившийся на ночь в Краснопартизанске, в Кизлярской полиции приняли за "чеченское подразделение", из Кизляра выдвинулась боевая группа, произошла перестрелка. Председатель независимых профсоюзов полиции и прокуратуры Магомед Шамилов (интервью с ним см. в материале "Нас просто достали") говорит, что жертв не было — повезло. Но такие операции, по его словам, случаются нередко. Профсоюзный лидер считает, что они выгодны кому-то в руководстве МВД: шуму от них много, создается имидж серьезной борьбы с подпольем, под это выделяются деньги и награды, звания. 

Получить аудиенцию у Владимира Колокольцева дагестанские офицеры пытаются с начала прошлого года. Тогда встречу пыталась организовать руководитель неправительственной организации "Гражданское содействие" Светлана Ганнушкина. Сначала она обратилась к уполномоченному по правам человека в РФ Владимиру Лукину, передав ему короткие справки о том, кто и почему хочет встретиться с министром внутренних дел. Через несколько месяцев эти документы Ганнушкина предоставила уже главе президентского совета по правам человека Михаилу Федотову. Тот передал их в МВД РФ. Ответа не было, а недавно стало известно, что эти материалы были переданы в Дагестан. 

Сами дагестанские офицеры считают, что нежелание главы МВД РФ встретиться с ними вызвано "хорошей работой" их оппонентов в Дагестане. "Нас представляют смутьянами,— говорит полковник полиции Салих Гаджиев.— Когда я встречался с начальником Главного управления МВД России по СКФО Сергеем Михайловичем Ченчиком, он кричал мне, что мы работаем на дестабилизацию, раскачиваем лодку. У меня награды, я столько лет проработал в органах, я ничего не раскачиваю, только хочу, чтобы нас услышали". "Нас будут представлять идиотами, смутьянами, кем угодно — лишь бы нас дискредитировать и лишить веса наши слова,— говорит Магомед Шамилов.— Эта дискредитация уже работает, про нас пишут, что мы в своих личных целях требуем отставки министра. У нас никаких целей личных нет, тут все отставники, кроме одного, мы не требуем вернуть нас на работу, мы просто хотим, чтобы в Дагестане люди могли нормально жить". Несмотря на то что встреча с Владимиром Колокольцевым не состоялась, офицеры не намерены сдаваться. Их конечная цель — добиться приезда в Дагестан независимой комиссии МВД РФ, в которой приняли бы участие и уволенные сотрудники МВД Дагестана.

В Дагестане говорят, что активность отставных офицеров связана со сменой власти в республике. Новый руководитель Дагестана Рамазан Абдулатипов, несмотря на приставку "и. о.", намерен взять власть в свои руки и избавиться от команды своего предшественника Магомедсалама Магомедова. А нынешний глава МВД Дагестана Абдурашид Магомедов считается человеком, приближенным к бывшему президенту. Сами офицеры не отрицают, что активизировали усилия в своей борьбе против руководства МВД республики в связи со сменой власти — надеются, что сейчас, когда и в республике, и в МВД РФ новое руководство, их услышат. 

"Власть" отправила запрос в МВД Дагестана с перечислением проблем, поднимаемых офицерами, и просьбой прокомментировать выдвигаемые ими претензии. В ведомстве сослались на то, что "по новым правилам разрешение на общение с представителями федеральных СМИ выдается только начальником управления по взаимодействию с институтами гражданского общества и средствами массовой информации Министерства внутренних дел Российской Федерации". 

Источник "Власти" в дагестанском МВД на условиях анонимности пояснил лишь, что действующие и бывшие сотрудники МВД, организовавшие пресс-конференцию в Москве, сами являются людьми с "небезупречной репутацией": "Некоторые были уволены из органов, так как не смогли пройти переаттестацию, другие находятся на грани увольнения за провалы в работе и проступки, граничащие с уголовными преступлениями. Сейчас эти люди решают свои личные проблемы, прикрываясь звонкими лозунгами о борьбе с коррупцией". 

В МВД РФ "Власти" заявили, что все факты нарушений и злоупотреблений, приведенные инициативной группой, будут тщательно проверяться, заметив при этом, что часть из них уже сейчас не подтверждается. Тем не менее все проверки будут доведены до конца. 

"Проблемы, которые поднимают эти офицеры, очень серьезные, независимо от мотивации самих офицеров,— в свою очередь, считает руководитель проекта "Горячие точки" правозащитного центра "Мемориал" Олег Орлов.— Руководство страны как минимум должно обратить внимание на их заявления, потому что речь идет о безопасности региона". 

Мнение Орлова разделяет руководитель Ассоциации профсоюзов полиции России Алексей Лобарев: по его словам, многие факты, изложенные бывшими офицерами МВД Дагестана, подтвердились еще в 2010 году, во время проверки, инициированной ассоциацией. "Мы даже написали соответствующее заключение,— говорит Лобарев,— но все ушло в песок". В то же время профсоюзный лидер считает, что перспективы довести до руководства МВД РФ претензии офицеров Дагестана есть. В ближайшее время, по словам Лобарева, в Общественной палате РФ должны пройти слушания о ситуации в силовых ведомствах Дагестана.




http://kommersant.ru


Комментариев нет:

Отправить комментарий