вторник, 5 марта 2013 г.

Дагестанские банки оказались фикцией



 Центробанк и Следственный комитет обнаружили, что в дагестанских банках подлинными являются только названия. «Нарисованными» оказались кредитные портфели, вклады, ценные бумаги и хищения из несуществующих касс, в которых подозреваются случайные люди. Даже аресты накладываются на несуществующее имущество, чтобы фиктивные вкладчики не могли получить от государства компенсацию за несуществующие вклады.
Центробанк и правоохранительные органы, исследуя деятельность многих дагестанских банков, столкнулись с массовой фальсификацией финансовой деятельности в этом регионе. В Агентстве страхования вкладов заподозрили, что речь идет о деятельности «хорошо организованной преступной группировки». Стоимость организации аферы может составлять десятки миллионов рублей.
Примером дагестанской финансовой жизни может служить «деятельность» Трансэнергобанка. В середине февраля этого года один из районных судов Махачкалы вынес постановления об аресте граждан на счетах и вкладах Трансэнергобанка – в рамках уголовного дела о хищениях в особо крупном размере из банка. Удивительно в этом сюжете, что и счета, и вклады никогда не существовали в реальности. «Похищены» были несуществующие средства.
Арест понадобился, чтобы исключить возможность фиктивным вкладчикам требовать страхового возмещения от государства. Такая цель прямо следует из формулировки ареста – «арест в виде запрета Агентству по страхованию вкладов выплачивать страховое возмещение из фонда страхования вкладов и осуществлять выплаты из конкурсной массы в пользу лиц, обязательства банка перед которыми созданы в период с 10.09.2012 года по 02.11.2012 года (день отзыва у банка лицензии), сообщает «Коммерсант». Ранее случаев полной фальсификации всего, что было в банке, кроме названия, до сих пор не было.
В реальности масштаб фальсификации оказался невероятен: поступление «вкладов» в Трансэнергобанк на сумму 4,8 млрд рублей незадолго до отзыва лицензии было сфальсифицировано его руководством. Нарисованными в Трансэнергобанке были не тольковклады на 4,8 млрд, но и то, куда «привлеченные» от граждан средства были якобы вложены – то есть кредитный портфель почти на 2 млрд рублей и касса еще на 3 млрд рублей.
Хищение денег из кассы, о котором руководство банка заявило в правоохранительные органы, было таким же ненастоящим, как и сама касса. Впрочем, это не мешает правоохранителям расследовать уголовное дело о фиктивной краже фиктивных средств.
Управляющий единственным допофисом Трансэнергобанка Юрий Саруханов является подозреваемым в этом «хищении». Официально пока считается, что именно он брал в головном офисе деньги из несуществующей кассы, на подкрепление наличностью допофиса для последующего предоставления несуществующих кредитов.
«С большой долей вероятности подозреваемый в этом «преступлении» в реальности не имеет к банку никакого отношения, паспорт ему выдан в Клинском районе Московской области» – сообщает «Ъ».
Документов, доказывающих существование всех этих активов и пассивов, в банке не имеется. Зато есть результат его «работы»: за пару месяцев до отзыва лицензии без рекламной кампании Трансэнергобанк сумел «привлечь» более 6,500 новых вкладчиков. Из них больше трети (2270 человек) – в последние два дня своей работы. Реальными вкладчиками, имеющими право на возмещение, были признаны только 89 человек, внесшие 28,5 миллиона рублей.
Опыт по фальсификации прижился в некоторых дагестанских банках, а масштабы имеют тенденцию к росту. В конце января 2013 года лишился лицензии еще один дагестанский банк:«Экспресс». Из 10 миллиардов рублей, «настоящих» вкладов в нем оказалось лишь на 3,7 миллиарда.
Остальные «депозиты» были, как и в Трансэнергобанке, «размещены» в несуществующие кредиты, «положены» в отсутствующую кассу, а также «инвестированы» в вымышленные ценные бумаги – всюду примерно по 2 млрд рублей. выписка из первого реально существующего депозитария оказалась фальшивой. Второй депозитарий оказался не соответствующим требованиям ЦБ. Да и сами бумаги были приобретены у компании, которая держала счета в «Русич центр банке», лишившемся лицензии еще в 2011 году.
Убедившись в неэффективности такого рода вложений, банкиры из «Экспресса» заменили их на более «качественные» паи неких инвестиционных фондов, следов которых тоже не удалось обнаружить. Ревизоры не смогли найти в банке даже документы, подтверждающие существование работников: не было штатного расписания, зарплатных ведомостей и трудовых книжек.
Еще одним примером может быть деятельность де-юре московского, а по факту – дагестанскогобанка «Витас», который был лишен лицензии летом 2012 года. Временная администрация выяснила, что в перечне несуществующих активов банка есть облигации государственного валютного займа номиналом в 2 миллиона рублей, балансовой оценкой в 2 миллиарда рублей, а реальной стоимостью в 2 тысячи рублей. Фиктивными были выданные банком кредиты, и даже средства, якобы размещенные на корсчетах в зарубежных банках с известными именами.
В Агентстве страхования вкладов предположили, что описанные примеры дагестанской банковской «деятельности» – результат операции, организованной одной преступной группой, обладающей немалыми финансовыми активами. И осторожно попросили не называть это «дагестанским синдромом». По мнению некоторых банкиров, причиной масштабных финансовых афер в Дагестане стала крайняя бедность местных жителей: «Людям надо на что-то жить, а работы нет, зарплаты мизерные».

источник: http://nr2.ru

Комментариев нет:

Отправить комментарий