суббота, 30 марта 2013 г.

Избранные цитаты из интервью Валерия Золотухина


Умер актер Валерий Золотухин. Об этом в эфире «Эха Москвы» рассказал глава департамента культуры Москвы Сергей Капков. Ему был 71 год.

Золотухин скончался утром 30 марта в больнице, рассказал «Интерфаксу» артист театра на Таганке Феликс Антипов.

О том, что Золотухин находится в реанимации, стало известно 5 марта. Тогда же он покинул должность художественного руководителя театра на Таганке, которую занимал с 2011 года. После того как актеру поставили диагноз «опухоль мозга», его поместили в Российский центр рентгенорадиологии, где он и наблюдался вплоть до своей смерти. Врачи оценивали состояние Золотухина как стабильно тяжелое, отмечает РИА Новости.
Натурально народный он был, Золотухин. Без ГМО и биодобавок. И второму такому, как Золотухин, кажется, сегодня уж и взяться неоткуда. Гениален он, как Скоморох. И жил, и играл - ну совершеннейшим героем славянского мифа. Типаж такой, фактура - таких сегодня уже не делают. И в семьдесят трудно было понять - какого он возраста, этот азартный вечно-юнец.
Лукавый, сумасшедший, нелепый, хитроумный - но, кажется, весь будто нараспашку, навыворот. И искренний настолько, что и любую нелепицу такому простишь, не заметишь. И женщины, к слову, прощали, и дети понимали - когда казалось и нельзя понять. И друзья, и коллеги любили-ценили его, Бумбараша, мечтавшего о роли  Гамлета. Даже если мы лично с ним незнакомы - нам, поверьте, будет его не хватать.

А тут - некоторые цитаты из его интервью, которые он умел раздавать так же бесшабашно, как жил и творил.

О ПЕРВОЙ ВЛЮБЛЕННОСТИ
"Это произошло еще в санатории, где я три года провалялся, привязанный к кровати, мне не было и десяти лет (последствия того, что в 7 лет Золотухин вывалился из окна и повредил ногу, - Ред.). Влюбился я в пышногрудую медсестру, думаю, не только я влюбился, все собратья по палате тайно о ней вздыхали, а я собирался на ней жениться и поэтому очень старался привлечь ее внимание - орал громче всех, за что доставалось мне от нее по самое "мама не горюй".

ПРО МАЛЕНЬКИЕ ХИТРОСТИ
"Нога у меня сгибалась только на 60 - 70 градусов. Но я всех обманул, поступил на оперетту ( в ГИТИС - Ред). Вот представьте себе, приходит парень в шароварах, с копной грязных волос. "Откуда?" - "С Алтая". - "А ты зачем приехал?" - "На артиста поступать". - "Как?" - "Так". - "А что ты умеешь?" - "Все". - "Как все?" - "Да так, все". Тут же хохот, все смеются. - "Ну, давай, читай!" Читаю, Анатолий Кузнецов, "Продолжение легенды". Книга рассказывает о жизни молодых рабочих - строителей Иркутской ГЭС, об их трудовых подвигах. Я плачу, читаю. Так расчувствовался. "Станцуешь?" Станцевал. И чтобы не заметили, что я хромаю, я прямо не ходил, все как-то вилял да крутился, обманывал всех... Это у меня по жизни. Я и сейчас вас обманываю. И директор я тоже обманчивый. ( После ухода Любимова в 2011 году Золотухин возглавил Таганку - Ред). Вот разнюхают и снимут".

О ПЕРВОЙ ЖЕНЕ
"Нину Шацкую я выбрал, потому что она была самой красивой и недосягаемой, мы учились на одном курсе: я был секретарем комсомольской организации, а она прогульщицей. Однажды она попросила у меня какую-то лекцию, а я сказал, что дам, но только в общежитии. А общежитие, скажу я вам, коварное местечко. Я спросил: "Целоваться будем?". А она дерзко так бросила: "Будем!" Ох, и нацеловались мы тогда, до покусанных губ: А потом Нина познакомила меня со своей мамой, не понравился я маме, плакала она, плакала: Но мы все равно расписались на пятом курсе".

О БУМБАРАШЕ И СОБСТВЕННОЙ НАГЛОСТИ
"На эту роль пробовался еще Михаил Кононов. Я подошел к режиссеру и сказал: "Если хотите сделать хороший фильм, берите Кононова, а если хотите заглянуть в вечность - возьмите меня". Сколько лет прошло, а я до сих пор слышу за спиной "наплявать, наплявать...".

О МАРИНЕ ВЛАДИ
"Кем для нас была настоящая французская актриса? Божеством! Обычно лучших дам уводил Высоцкий, а тут я решил с ним "сразиться", и мы начали "кобелировать" - петь поочередно под гитару. Моя жена вовремя почуяла, что я завелся и увела домой. Поэтому Влади стала женой Высоцкого".

О ВЫСОЦКОМ И ЗАВИСТИ
"При жизни Высоцкого в творческом смысле я был гораздо популярнее: после "Бумбараша" и "Хозяина тайги" меня узнавали на улице, а Володю нет, и он на меня обижался. Это теперь я осознаю, что ему памятник поставили, его голос продолжает звучать, его стихи цитируют, и ругаю себя: "Что же ты, дурак, не записывал за ним каждое слово". Он очень правильно ушел, пусть меня Бог простит, но это так. Я видел, как хоронили великого комика Эраста Гарина, дожившего до старости, за его гробом шли с десяток старух. Вы можете представить 60-летнего Андрея Миронова? Я - нет. Уходить надо вовремя, но это, к сожалению, не в нашей воле. Так что, говоря о зависти, впору вспомнить исторический аналог: Моцарта и Сальери. Почему все вдруг решили, что Сальери завидовал Моцарту? Он же был очень популярен при жизни, его музыку исполняли везде, а произведения Моцарта "расслышали" только после его смерти, он умер молодым, не вкусив славы. Кто кому должен завидовать?”.

О ЖЕНЕ ТАМАРЕ
"Не зря говорят: "Первая жена от Бога, вторая - от мира, а третья - от Дьявола. Как бы там ни было, но проверять третье мне бы не хотелось. Для меня лучшей жены, чем Тамара, не может быть. Я ее мнением дорожу больше всего на свете, потому что у нее есть настоящая мудрость и терпение, верность и умение прощать”.

О МИМОЛЕТНОМ
"Однажды я приехал в город, в котором давно не был. Ко мне в гримерку перед концертом пришли две женщины, одну из которых я смутно припомнил - что-то между нами было хорошее. Обменялись любезностями, поговорили о том, о сем. Мне уже пора концерт начинать. Женщины попрощались, уходят: и на пороге моя знакомая поворачивается и как бы невзначай говорит: "А сыну 10 лет", - и уходит. Вся интрига в том, что она не сказала, что МОЕМУ сыну - просто сыну, а я до сих пор этим мучаюсь. Сейчас прочитает, скажет: "Идиот!": Я уверен, что женщины всегда знают, от кого они рожают детей, но из них это признание каленым железом не вытянешь”.

И ЕЩЕ О ВЫСОЦКОМ
"В своих дневниках я называю Высоцкого гением с 1966 года... В первую очередь я всегда вспоминаю его стихи. А так как мы проработали вместе с ним в театре на Таганке 16 лет, то еще я часто припоминаю, скажем, какой-нибудь ракурс из спектакля "Галилей" или из "Вишневого сада"… . Понимаете, за все ...дцать лет со дня его смерти ни один день в моей жизни не проходил без Высоцкого. Он часто приходит ко мне во сне, причем в совершенно реальных, бытовых снах. Как живой! Это чаще всего, повторюсь, эпизоды из нашей совместной работы в театре".

ОБ ИРИНЕ ЛИНДТ
"А потом (после совместной работы в "Братьях Крамазовых" на Таганке,- Ред) мне очень захотелось что-то сделать вместе, для нее и для себя. И вот однажды я ехал на машине, и вдруг ко мне пришла мысль - мы должны играть Моцарта и Сальери! Мне даже пришлось остановиться, чтобы не задавить кого-нибудь от восторга, который я в этот момент испытал. Моцарта мне довелось сыграть раньше в "Маленьких трагедиях", но еще тогда я хотел играть именно Сальери, человека, который сам себя уничтожил... Ирина и есть Моцарт, и его музыка, и его страсть... И уж поверьте, травить ее в конце спектакля очень тяжело".

О СЫНОВЬЯХ
"Да никак я Ваню не воспитываю. Как его воспитаешь? У него уже сейчас есть свой характер. Тут какое дело - я ведь рос в крестьянской семье, где отец уходил и возвращался домой на заре. А детьми занималась мать. Вот и я так считаю - воспитание должно лежать на плечах матери. Я стараюсь быть по возможности каким-нибудь показательным личным примером. Это уже, кстати, приносит плоды. Вот старший сын (Денис, сын Нины Шацкой, ставший священником- Ред) недавно написал мне такое потрясающее письмо, где объясняет, что такое для него "отец", "батя"… Это надо читать, так просто словами не расскажешь... Я обращаюсь к нему по вопросам православия и богословия, трактований Евангелия. Конечно, чему-то он меня учит. Он хороший священник, но как к исповеднику, например, я к нему не обращаюсь".

О ЮРИИ ЛЮБИМОВЕ
"Когда я со своими молодыми ребятами разговариваю, то прежде всего говорю так: "В отличие от вас я его люблю". Я понимаю, что мы вместе были 47 лет, я обязан ему такими спектаклями, как "Живой" и "Живаго". Поэтому не могу рассуждать так, как они. Когда мне исполнилось 70 лет, одна тележурналистка брала интервью и спросила: "Почему вы работаете в таком плохом театре?". - "Выйдите вон", - сказал я. Они, молодые, не знают историю Таганки, а это наша жизнь".

О БУДУЩЕМ ТАГАНКИ
"Я-то за радикальные перемены. И если через два года найдется человек, который реально сможет возглавить театр, я только с удовольствием. Но я и другое понимаю: когда придет человек с программой, он выметет все и всех... Ведь Юрий Петрович, когда пришел на Таганку в 64-м году, он снял почти весь репертуар. И здесь так может быть с приходом нового человека".

ЧТО ДОРОЖЕ - ЖЕНЩИНЫ ИЛИ РОДИНА
"Чудовищный выбор. Но мне кажется, точный, хотя и суровый, ответ дал Василий Розанов. Когда мать чистая, в порядке, здоровая - её легко любить. Пьяную, грязную, избитую - очень трудно. И Россию так же. Но именно в сложное время, когда "раздрызг", расшатанность, непонятность, надо любить больше, отдавать все силы и время. Но мне кажется, что сегодня мы не в том состоянии растерзанности, в каком были в 90-е. Все-таки есть позитивные перемены. Мой король Беранже говорит: "Заметила ли ты, что просыпаешься каждый день? Какое счастье просыпаться ежедневно! Мы же этого не замечаем. Ты дышишь и никогда не задумаешься. Всегда помни об этом".

О ТОЧКЕ ОПОРЫ
"Ищем, на кого опереться, с кого взять пример. Евангелие и Библия - ищите там. Лучшей книг человечество не написало".

О ВОЗВРАЩЕНИИ ДОЛГОВ
"Я праздновал 70-летие у себя на родине, на Алтае. Мне там недавно построили театр, подарили корову, которая в феврале должна отелиться... Когда я уезжал с Алтая, отец продал корову, чтобы купить мне костюм, в котором я и уехал в Москву. А теперь земляки решили, что корову надо вернуть. Такой вот подарок. Я Марту (она мартовская, поэтому Марта) пристроил в руки хорошие, дал деньги на сено, на соль, на доски для сарая. И теперь мне звонят, рассказывают, как она. Все идет путем, все идет нормально и отел будет в срок".

О ЧЕМ ДУМАЛ ГОД НАЗАД
"В 70 лет, когда у тебя все работает - голова, верх, низ, о чем еще можно мечтать? А вот с профессиональной точки зрения все индивидуально. Я по своей природе трудоголик. Я работу ищу. Если у меня нет ее здесь, я найду ее в другом месте. Я встаю утром на голову, семь минут стою, после десяти молитв, и начинаю писать. Три страницы должен написать. Потом иду или в бассейн, или на репетицию, или иду работать директором театра. В 70 уже какие-то вещи отсекаются, на какие-то уже нет времени. Мне надо написать повесть, а не могу ее написать, потому что я занят этими дурацкими приказами, которые подписываю каждый день пачками...".
http://www.rg.ru

Комментариев нет:

Отправить комментарий