четверг, 21 февраля 2013 г.

Телекиллер для Дворковича

После ведра помоев от Игоря Сечина вице-премьер слег на больничный. 

Давний конфликт между конкурирующими кураторами топливо-энергетического комплекса Игорем Сечиным и Аркадием Дворковичем ожидаемо перешел в публичную фазу. До этого времени интересы двух политиков пересекались в самых разных областях — от «Роснефти» и «Роснефтегаза», руководить которыми Сечин был поставлен в обход премьер-министра Медведева, и до недавнего скандала в «Русгидро», члены совета директоров которого отказались выполнять требования Аркадия Дворковича. Жертвой противостояния, как принято считать, стал и недавно отставленный со всех постов ближайший соратник Дворковича Ахмед Билалов. По мнению ряда экспертов, быть человеком близким к Медведеву в современной России становится попросту опасно. 

dvorkovich20022013


Как отмечает Forbes, три государственных телеканала синхронно показали сюжеты о «злоупотреблениях» в энергетике, которую курирует Аркадий Дворкович, ближайший чиновник из окружения Дмитрия Медведева 
«У меня в руках информационная бомба, похлеще метеоритов», — сообщил в воскресенье ведущий Дмитрий Киселев в итоговой программе канала «Россия-1» (входит в госхолдинг ВГТРК). 

Размахивая документом, Киселев рассказал, что незадолго до Нового года вице-премьер Аркадий Дворкович «фактически» дал распоряжение начать процесс передачи компании МРСК Северного Кавказа Ахмеду Билалову — с последующей приватизацией.  На экране мелькает фото Дворковича и видеозапись того, как Владимир Путин распекает Билалова во время осмотра олимпийских объектов в Сочи. 

«Энергосистема Северного Кавказа плюс Краснодарского края, где Сочи с Олимпиадой, должна уйти в доверительное управление некой Eurasia Energy Holdings, — с серьезным выражением лица вещал Киселев. — Если это решение не остановить, то все деньги энергопотребителей юга будет получать именно Eurasia, учрежденная ОАО «Курорты Северного Кавказа» совместно с корейской компанией». По словам Киселева, неважно, что северокавказские сети изношены: электричество на Кавказе — это политический ресурс, «ведь власть там означает и деньги, а электрорубильник и есть власть». «Корейцы — это всего лишь прикрытие, — аргументировал ведущий. — Отдавая какому-то дяде фактически ни за что электросети всего Северного Кавказа и Краснодарского края, государство оставалось бы еще и должно, а Билалов всегда знал, как это получить». 

Если это и есть та самая модель новой приватизации, за которую так настойчиво выступает правительство, то это почище залоговых аукционов 1990-х, выходит на обобщения Киселев. В том же сюжете Киселев отдельно напомнил аудитории: «новый Путин» все чаще напрямую, то есть минуя премьер-министра Дмитрия Медведева, дает указания министрам и спрашивает с них за ошибки. 

Ролики о Дворковиче и Билалове, хоть и менее эмоциональные, вышли в воскресенье на Первом канале и НТВ. 



В чем суть претензий

Утверждение о том, что Eurasia Energy Holdings — «некая компания», не совсем верно. Соглашение о создании Eurasia госкомпания «Курорты Северного Кавказа» (КСК) подписала с двумя корейскими компаниями — Korea Western Power и CHT Korea — в присутствии Путина на инвестфоруме в Сочи 2011 года. В рекламной брошюре корейского энергогиганта Korea Western Power даже есть фотография, на которой один из топ-менеджеров разговаривает с Путиным на фоне баннера Сочинского форума. Согласно официальной информации,  зарегистрированная в Сингапуре Eurasia Energy Holdings создавалась для возведения энергомощностей туристического кластера Северного Кавказа. Предполагалось, что будет сооружено пять электростанций, комплекс солнечных и ветряных установок по выработке электроэнергии и др. Объем инвестиций корейского бизнеса в проект должен был составить около €1 млрд. 

Сотрудник КСК рассказывает, что нет ничего странного в том, что КСК занимался энергетикой: перебои с электричеством сказываются на работе подьемников, а корейцы — лучшие специалисты в решении проблемы отъема энергии из сетей. Он говорит, что у КСК были и другие непрофильные проекты, например, компания просила субсидий из бюджета на создание собственной авиакомпании для перевозки туристов. Официальный представитель КСК отказался от комментариев. 

По словам двух знакомых Билалова, именно он заразил корейцев интересом к российским сетям — идея появилась чуть больше полугода назад. «Но насколько реальным могло быть их участие, сложно сказать: я видел только протокол о намерениях, подписанный два года назад. Но «корейские инвесторы» звучит красиво», — признается один из собеседников Forbes. 

Это подтверждает и источник, близкий к «Холдингу МРСК». «А вы думаете, компании из Южной Кореи мечтают войти в сетевую энергетику Кавказа?» — иронизирует он. Ирония объяснима: «МРСК Северного Кавказа» — самая проблемная «дочка» «Холдинга МРСК». Северокавказские регионы традиционно значатся в числе главных неплательщиков за свет. Попытки Дмитрия Медведева бороться с кавказскими неплательщиками на сегодняшний день окончиллись ничем. Уровень собираемости платежей с потребителей там не превышает 86%, говорит руководитель некоммерческого партнерства «Совета рынка» Вячеслав Кравченко, при этом значительная доля долгов приходится на предприятия ЖКХ и территориальные сетевые организации, которые нельзя отключать. Сальдированный долг «МРСК Северного Кавказа» перед энергосбытовыми компаниями региона достиг 6 млрд рублей. 

Но Билалов, вдохновленный успехами своих проектов у Дмитрия Медведева, думал привлечь государственный капитал и на развитие «МРСК Северного Кавказа», уверяет его знакомый. Он лелеял планы по созданию на базе КСК суперкорпорации, в которой был бы и энергетический дивизион. 

Билалов не новичок в электросетевом хозяйстве Северного Кавказа. До того как прийти на госслужбу, он владел контрольными пакетами региональных компаний  на юге России в сфере ЖКХ: Независимой энергосбытовой компании, «Краснодартеплоэнерго», Южной газовой компании, «Сочиводоканала» и др. Билалов не раз подчеркивал, что после того, как он возглавил КСК, он отказался от всех бизнес-проектов. Его представитель оценивал состояние Билалова в $500 млн. 

В конце прошлого года Eurasia Energy Holdings обратилась к руководству «Холдинга МРСК» и «Федеральной сетевой компании» (ФСК) с инициативой оказать технологическую и управленческую помощь «МРСК Северного Кавказа», а следом предложила правительству России взять компанию в управление с возможностью последующей приватизации, рассказал источник в Минэнерго. По его словам, правительству это предложение подавалось именно как интерес корейских инвесторов. «И уже потом, когда изучали ситуацию, мы обнаружили за корейцами дагестанцев», — говорит он. 

Начались встречи на высшем уровне: с декабря по конец января идея обсуждалась у вице-премьера Дворковича совместно с руководителями ФСК Олегом Бударгиным и «Холдинга МРСК» Андреем Муровым, а также представителями KOWEPO и КСК. После одной из первых встреч возникло и поручение Дворковича проработать вопрос, с которым он обратился к министру энергетики Александру Новаку (именно этой «бомбой» размахивал Киселев в эфире), который запросил мнения самого холдинга и его «дочки». 

Идея поддержки не нашла. 6 февраля 2013 года Муров послал Новаку письмо (есть в распоряжении Forbes). Несмотря на то что проект концепции «Российских сетей» предусматривает продажу одной из МРСК квалифицированному инвестору, предложения Eurasia Energy Holdings Муров называл «нецелесообразными». Холдинг уже передал операционное управление своей томской «дочкой» в руки французской ERDF и предпочитает дождаться подведения итогов этого управления в 2013 году, написал топ-менеджер и напомнил, что передача «МРСК Северного Кавказа» потенциальному инвестору в любом случае должна проходить по конкурсу. «Мы не получили ответа, в чем заключается компетенция Eurasia Energy Holdings и самой KOWEPO», — пояснил источник в холдинге. 
Представитель «Холдинга МРСК» от комментариев отказался. 

По словам двух собеседников Forbes, в последний раз вопрос об участии Eurasia  в капитале КСК поднимался на совещании под руководством замминистра энергетики Михаила Курбатова, но и там энтузиазма не вызвал. 

То есть предложения Билалова и корейцев по состоянию на вечер воскресенья, когда все госканалы вышли с «разоблачительными» сюжетами, правительством приняты не были и, напротив, собрали негативные отзывы. 

Возможно, причиной появления сюжетов была вовсе не ситуация в «МРСК Северного Кавказа». 
Атака на Дворковича 

Сотрудник КСК уверен, что «информационная бомба» имела целью подорвать не Билалова, которого и так уволили со всех постов, а Дворковича — впервые фамилия вице-премьера появилась на федеральном телеканале в таком жестком контексте. Та же передача Киселева в свое время приняла заметное участие в подготовке общественного мнения к отставке Анатолия Сердюкова.  

По словам источника в правительстве, Дворкович сейчас находится на больничном и был вынужден отказаться от командировки на Кубу с премьер-министром Медведевым. Никаких санкций к Дворковичу не применялось и в Кремль после эфира его не вызывали, говорит собеседник. Пресс-секретарь Дворковича Алия Самигуллина это не комментирует. Она отмечает, что передача кому-либо компании «МРСК Северного Кавказа» — это неправильная трактовка происходящего. Представленный в эфире документ — обычная вице-премьерская резолюция, которая стоит на 90% рабочих документов, говорит Самигуллина. Кроме того, ее удивляет, как служебная переписка попала на федеральный канал. 

Претензии к Дворковичу начались после президентской комиссии по развитию ТЭК в минувшую среду: там были жестко раскритикованы главы нескольких энергокомпаний, напоминает глава Фонда энергетического развития Сергей Пикин. В продолжение этого логично смотрится вся та информация, которая лилась вчера с телеэкранов, говорит он. Очевидно, что подобные претензии — следствие конкурентной борьбы между двумя группами влияния: бывшего куратора отрасли Игоря Сечина и нынешнего — Дворковича, рассуждает Пикин. 

Близкие Дворковичу и Медведеву бизнесмены в последние время также сталкиваются со сложностями. Кроме уволенного на глазах всей страны Билалова, это касается, например,  владельца группы «Сумма» Зияудина Магомедова, который учился с Дворковичем на одном курсе (об подробнее читайте здесь и здесь).  


****

Игорь Сечин vs. Дмитрий Медведев в комиксе «Короли скважины»



Вымышленные истории «Великолепной четверки» и Бэтмена меркнут рядом с разворачивающейся в реальности ожесточенной схваткой руководителя компании «Роснефть» Игоря Сечина с правительством Дмитрия Медведева за контроль над российской энергетикой. Forbes подводит итоги главной административной баталии 2012 года. «Война писем и сливов» между Игорем Сечиным и Аркадием Дворковичем, поглощение ТНК-ВР и судьба «Русгидро», и много Медведева с айпадом — в информационно-аналитическом комиксе «Короли скважины». 


После рокировки в правящем тандеме Дмитрий Медведев в мае 2012 года был назначен председателем правительства. Самому «путинскому» вице-премьеру Игорю Сечину, который с 2008 года курировал весь топливно-энергетический комплекс, в кабинете Медведева места не нашлось. Его место занял Аркадий Дворкович. В ведение Дворковича перешел не только ТЭК, но и вообще вся промышленность, включая сельское хозяйство и транспорт. 



Не попав в новое правительство, Сечин не остался без дела. В последний день своего премьерства, 6 мая, Владимир Путин подписал распоряжение о включении Сечина в список кандидатов в совет директоров государственного «Роснефтегаза». Операционной деятельности эта компания не ведет, зато ей принадлежит 10,74% акций «Газпрома» и 75,16%  акций «Роснефти». 



В июле неожиданно выяснилось, что Сечин не просто вошел в совет директоров «Роснефтегаза», но и уже утвержден председателем совета директоров этой компании. И для Медведева, и для нового куратора ТЭК Дворковича новость стала сюрпризом. Пресс-секретарь премьера Наталья Тимакова публично вынуждена была признать, что Медведев это назначение не санкционировал. В итоге выяснилось, что решение об избрании Сечина руководителем совета директоров «Роснефтегаза»принимал Путин: соответствующая директива за его подписью была датирована все тем же 6 мая. 



Назначение Сечина в «Роснефтегаз» оказалось лишь началом. В мае Путин подписал указ, по которому бывший вице-премьер занял должность президента государственной «Роснефти». Компания была ему хорошо знакома, ведь с 2004 года Сечин возглавлял ее совет директоров. Он же считается куратором банкротства ЮКОСа, большинство активов которого в итоге досталось как раз «Роснефти»



Сечин быстро дал понять, что не собирается расставаться с рычагами влияния на всю отрасль. В начале июня он неожиданно созывает руководителей крупнейших российских нефтегазовых компаний на встречу. По формату мероприятие очень напоминает еженедельные совещания, которые Сечин проводил с нефтяниками, работая в правительстве. Вскоре выясняется, что Сечин предлагает создать так называемый «нефтяной клуб» и таким образом формализовать регулярные встречи с главами компаний-конкурентов «Роснефти» для «обсуждения проблем отрасли». Сами нефтяники в растерянности, ведь новый куратор ТЭКа — Дворкович. 



Уже через неделю после первого заседания «нефтяного клуба» эта неформальная организация трансформировалась в официальную комиссию по ТЭКу при президенте, Сечин стал ее ответственным секретарем, а Путин — руководителем. Точно такая же комиссия на тот момент как будто уже действовала при премьере Медведеве, а возглавлял ее работу Дворкович. 



В мае «Роснефтегаз» получил специальную миссию — войти в капитал подлежащих приватизации компаний ТЭКа. Путин объяснял, что «Роснефтегаз» за счет своих сбережений будет помогать компаниям, которые нуждаются в дополнительном финансировании. В первую очередь речь шла об электроэнергетике. И здесь Сечин нацелился на крупнейшие из оставшихся в госсобственности активы: акции генерирующих компаний «Русгидро», «Интер РАО ЕЭС» и сетевых холдингов ФСК и МРСК. Суммарная стоимость этих активов сопоставима с капитализацией крупнейшей в Западной Европе Electricite de France. 



Дворкович пытается не допустить скупки «Роснефтегазом» госактивов в энергетике. Вице-премьер пишет Путину письмо, в котором предлагает финансировать большинство из перечисленных Сечиным компаний не через «Роснефтегаз», а напрямую из бюджета. Текст письма тут же попадает в прессу. А вот до Путина письмо Дворковича не доходит, оно попадает к советнику президента и бывшему сотруднику Сечина Антону Устинову. Он тянет время, заставляя все заинтересованные ведомства заново дать оценку планам Сечина по использованию средств «Роснефтегаза». 



У «Роснефтегаза», и правда, много денег. Компания несколько лет аккумулировала дивиденды «Газпрома» и «Роснефти» и копила деньги на своих счетах, не возвращая их (в виде тех же дивидендов) государству. Этих денег накопилось свыше 130 млрд рублей. Их Сечин и предлагал направить на выкуп акций энергокомпаний. Но Медведев и Дворкович резко против. В сентябре последний говорил, что правительство думает обязать компанию ежегодно возвращать в бюджет до 95% ее средств. Эти деньги, как предложило правительство, могли пойти на «больные темы», например, развитие Дальнего Востока.  



Сечин отреагировал мгновенно и самым оскорбительным для правительства Медведева образом: уже на следующий день после поручения Медведева вернуть в бюджет средства «Роснефтегаза» он заявил журналистам, что компания подчинится решению правительства не раньше, чем получит «директиву, согласованную с президентом страны». А еще чуть раньше он пишет Путину письмо (текст документа тут же загадочным для самого закрытого чиновника образом оказывается у журналистов) о том, что правительство Медведева игнорирует указы президента, в том числе касающиеся «Роснефтегаза» и участия этой компании в приватизации энергоактивов. Битва за деньги госкомпании продолжается: пока правительству удалось продавить решение о перечислении «Роснефтегазом» в бюджет 50,2 млрд рублей (деньги пойдут на докапитализацию «Русгидро»). 



Летом правительство потребовало от госкомпаний и их «дочек» выплачивать в виде дивидендов не меньше 25% от чистой прибыли (указ об этом Медведев подписал в сентябре), деньги было обещано направить на развитие сферы ЖКХ. Сечин обещал Путину, что «Роснефть» будет отдавать 25% прибыли, рассчитанной по стандартам МСФО (раньше госкомпания не платила столько даже по РСБУ). В декабре акционеры «Роснефти» одобрили дополнительные выплаты дивидендов за 2011 год в размере 43,2 млрд рублей (общие выплаты составят в итоге 79,8 млрд рублей). Получив эти деньги, «Роснефтегаз» увеличит свои накопления примерно до 160 млрд рублей. 



В августе появилась информация, что «Роснефтегаз» нацелился не только на государственные, но и на частные активы в энергетике. Тогда сообщалось, что госкомпания ведет переговоры о покупке активов «КЭС-холдинга» Виктора Вексельберга. Дворкович в интервью «Ведомостям» тут же заявил, что правительство в принципе против расширения участия государства в экономике. А Вексельберг позднее сказал, что переговоров с «Роснефтегазом» нет. Другой идеей Сечина была покупка госпакета акций Новороссийского порта (НМТП) «Роснефтью». Эту идею правительство тоже раскритиковало. В начале будущего года актив, как ожидается, будет продан на открытом рынке. 



Осенью началась информационная кампания против одного из подчиненных Дворковича — министра энергетики Александра Новака. В октябре некоторые СМИ, ссылаясь на источники, сообщили, что в министерстве «кадровый голод», отсутствует половина руководящего состава, включая начальников отделов. А в ноябре представление Новаку внесла уже Генпрокуратура, обвинившая Минэнерго в неэффективном расходовании бюджетных средств, выделенных на модернизацию энергосистемы. Подчиненные Новака вынуждены были оправдываться, что факты, приведенные Генпрокуратурой, относятся ко времени, когда он еще не работал министром. 



Главная сделка Сечина и его крупнейшая операция со времен банкротства ЮКОСа должна состояться в следующем году. В качестве главы «Роснефти» он договорился о выкупе 100% ТНК-BP, третьей по величине нефтяной компании в стране. Основные документы с акционерами компании — BP и консорциумом ААР («Альфа-групп», Access Industries и «Ренова») — уже подписаны, расчеты должны пройти в первой половине следующего года. Для сделки ТНК-BP оценили в $56 млрд, деньгами «Роснефти» предстоит заплатить рекордные для российской бизнес-практики $45,1 млрд. 

Источник: Руссский Forbes

Комментариев нет:

Отправить комментарий