вторник, 22 января 2013 г.

Активистки Pussy Riot рассказали о своей жизни в местах лишения свободы.

Осужденные на два года заключения участницы Pussy Riot получили возможность пообщаться с прессой и рассказать о своей жизни в местах лишения свободы. Относительно непосредственных условий нахождения в колонии мнения у Марии Алехиной и Надежды Толоконниковой разнятся. Одна никакого неудовольствия не выказывает, другая "качает права", чем уже заслужила нелюбовь других осужденных. Но в том, что касается жизни до суда, акции в храме Христа Спасителя девушки единодушны: ни о чем не жалеют, на суд зла не держат, а на Путина внимания не обращают.
"Злобы на Сырову (судья Хамовнического суда Марина Сырова - прим. NEWSru.com) у меня нет никакой. У меня вообще нет ни на кого злобы. У меня есть некоторое стремление к справедливости, и мне больно от того, что ее иногда не происходит", - заявила "Новой газете" Надежда Толоконникова. Судья для нее - "серый лист". А российский президент - "пустое место": "Для меня его не существует". 
Об акции в московском храме девушка не сожалеет. По ее мнению, ничего предосудительного, во-первых, активистки не сделали - религиозной ненависти не было, только политика. А во-вторых, столь большого ажиотажа вокруг перформанса они не планировали.
"Драматизм акции был придан как-то искусственно, его искусственно придали российские СМИ, российская государственная пропаганда, когда представили нас какими-то кощунницами, хулиганками и всем прочим. На деле же это была ироническая, веселая, но при этом отчаянная акция, это был, скажем, крик души политический, - сказала осужденная. - Страшно, когда меня называют богоборцем, но тем не менее это такая общая судьба для всех людей, которые интересуются судьбой религии, и, в частности, православной церкви в России. Потому что тот же Бердяев был тоже привлечен... и Достоевский, в его обвинительном заключении значилось тоже "борьба против Бога и против православной церкви". По мнению активистки, единственного внимания их "молебен" заслуживает с точки зрения объекта философского исследования.
Спасения книгами и "лотосом"
Среди осужденных Толоконникова по мере сил ведет просветительскую работу - например, она сдала свои книги, чтобы женщины тоже могли ознакомиться с идеями близких ей философов. Достоевского или Бердяева в распоряжении девушки не оказалось, зато книжные полки казенной библиотеки пополнились сочинениями Гегеля, Ницше и Делеза с Гваттари. Кстати, четырехлетняя дочь Толоконниковой Гера на днях порадовала маму в телефонном разговоре декламацией отрывков из произведений Даниила Хармса.
Самой читать не всегда есть время - много работы на швейном производстве, где осужденные изготавливают зимние куртки. Как новенькая Толоконникова постоянно "прошивает" себе пальцы и запаздывает с выполнением плана, но старается, чтобы не подвести остальных. По словам девушки, к ней относятся целом нормально: "Я как-то не чувствую никаких особенных попыток испытать себя. Единственное, что как-то атмосфера начинает колыхаться, когда сюда попадает определенная какая-нибудь газета, и отношение может колебаться от положительного до отрицательного, но буквально в течение нескольких дней это всё опять уходит".
Чтобы отгородиться от негатива в такие моменты, да и вообще всегда, Толоконникова "отмораживается" - углубляется в собственные мысли: "Я всегда могу применить свои медитативные практики и сесть, условно говоря, в позу лотоса и продолжать шить, при этом отстранившись полностью от того, что кто-то там раздражен".
"Она приехала ко мне домой права свои качать"
Ни холодная обувь из кожзаменителя, ни отсутствие горячей воды - баня раз в неделю - ни лагерная пища аскета, как сама она себя называет, Толоконникову не удручают. Чего не сказать о ее подруге по "антипутинскому молебну" Марии Алехиной. Недовольство качеством зимней одежды, и прочими фактами необеспечения заключенным, по мнению девушки, нормальных условий проживания привели ее в "одиночку". Но сперва - к конфликту с двумя матерыми уголовницами.
"Перевели ряд людей из других отрядов, тех заключенных, которые уже давно сидят, среди которых, я точно знаю, есть осужденные, которые имеют контракт с оперативным отделом... Начались высказывания, связанные с угрозами, в том числе физической расправы... Ну, нецензурно. Смысл: что если ты останешься в этом отряде - тебе конец", - рассказала осужденная.
Об инциденте она сообщила руководству колонии, которое перевело ее в одиночную камеру безопасности ради. Впрочем, Алехина считает, что эти действия являются провокацией: "Они это сделали для того, чтобы изолировать меня от других осужденных, для того, чтобы я не имела комплексного представления о том, что на самом деле происходит в колонии".
"Новой газете" удалось пообщаться с двумя женщинами, что угрожали Алехиной. "Семейницы" Нонна Иванова и Алена Кочур, по полжизни проведшие в колониях, признались, что девушка вызывает у них личную неприязнь, потому что пришла с воли "с деньгами" и принялась учить их жизни: "То есть она приехала в колонию, в которой я живу 13 лет. Правильно? Я здесь все знаю, это мой дом, я живу здесь. Она приехала ко мне домой права свои качать".
"Качание прав" заключалось в том, что Алехина на встрече с главой Общественной наблюдательной комиссии по Пермскому краю Сергеем Исаевым рассказала о нарушениях прав человека: "Говорила ему о том, что выдаются холодные платки, а морозы здесь очень сильные... Про ботинки, и то же самое я сказала про отсутствие горячей воды, про то, что у людей нет возможности мыть голову в отряде".
Алехина "в порядке"

Несмотря на негативное к себе отношение (по заявлению Кочцур и Ивановой, Алехину не любят очень и очень многие. Да и эти заключенные не взялись поручиться за свое поведение в тот момент, когда доведется вновь столкнуться с девушкой), активистка настроена решительно. "Я все выдержу, ничего со мной не случится. Я в порядке абсолютном. Если на меня будут оказывать давление, я объявлю голодовку и загремлю в ШИЗО, ничего со мной страшного нет, - убеждает Алехина. - Я вообще не понимаю, откуда такой панический страх постоянно. Люди проходили через гораздо более суровые условия. Я не отрекаюсь от своих убеждений и буду говорить о них".
Злобы, как и у Толоконниковой, тоже как будто нет. Судья Сырова для Алехиной - просто "фигура, функция": "Это очень печально, что человек у нас в стране зачастую идентифицируется с такой функцией". А Путин - простой гражданин: "Фейгин (Марк Фейгин - экс-адвокат Pussy Riot) был прав, когда он просил на кассационном заседании вынести ему частное определение. Несмотря на его статус, он не имеет права такое говорить перед судом... Что он, не гражданин Российской Федерации, что ли?"

Комментариев нет:

Отправить комментарий