четверг, 20 декабря 2012 г.

Депутаты помогут фигурантке дела «Оборонсервиса» Васильевой выйти на свободу

Госдума рассмотрела правительственный законопроект, регламентирующий сроки домашнего ареста. Согласно документу, общий срок любого вида ареста (домашнего или в СИЗО) не должен превышать 18 месяцев. Сейчас следователи и судьи распространяют данное правило только на тех, кто томится в следственных изоляторах. Разработчики ссылаются на Конституционный суд, ранее поддержавший иск гражданина Эстонии, «пересидевшего» в России. Новый закон поможет главной фигурантке по делу «Оборонсервиса» Евгении Васильевой выйти на свободу.
Правительство решило кон­кретизировать порядок применения домашнего ареста. В Госдуме вчера в первом чтении рассмотрели законопроект, предписывающий не только лимитировать срок домашнего ареста, но и взаимоучитывать его с временем, проведенным подследственным под стражей. «Совокупный срок содержания под стражей и под домашним арестом (вне зависимости от того, в какой последовательности они применялись) не должен превышать 18 месяцев», — говорится в пояснительной записке.
В разъяснениях депутаты профильного комитета ссылаются на то, что не могли ослушаться позиции Конституционного суда (КС). Тот год назад постановил, что если следствие не укладывается в 18 месяцев (это максимум, по нетяжким преступлениям сроки меньшие), то обвиняемых и подозреваемых необходимо освобождать из-под ареста. По­становление было вынесено при рассмотрении иска гражданина Эстонии Александра Федина. Тот был задержан оперативниками в Петербурге по подозрению в организации финансовой пирамиды «Рубин». Ему были предъявлены обвинения в мошенничестве и участии в преступном сообществе, и Федин был помещен в СИЗО. По истечении допустимых 18 месяцев суд перевел его под домашний арест.
Тогда Федин пожаловался в КС, указав, что в 18 месяцев должно укладываться общее время ареста — и в СИЗО, и дома. Он же томился в неволе более 24 месяцев и все два года был ограничен в праве трудоустроиться. КС встал на сторону заявителя, признав, что срок, на который избирается домашний арест, должен быть конкретизирован.
«Это крайне неверно и даже опасно, когда под 18 месяцами понимается именно содержание под стражей, а не ограничение свободы, — считает бывший следователь Андрей Скоробогатов. — Многие дела длятся более полутора лет и не по вине след­ствия: затягиваются экспертизы, вмешивается административный ресурс. И если раньше можно было перевести подследственного под домашний арест и хоть так контролировать его местонахождение, то теперь преступника будут отпускать, а это значит, что он сможет повлиять на ход расследования и в суд дело уйдет уже с коррективами».
Между тем данная лазейка значительно упростит жизнь фигурантам многих резонансных преступлений, расследование которых тянется годами. Так, в начале декабря оказались на свободе двое последних находившихся в СИЗО фигурантов громкого коррупционого дела о крышевании прокурорами казино. Бывшие милиционеры Фарит Темиргалиев и Михаил Куликов были задержаны в июне 2011 года. Их обвинили в получении взяток на общую сумму 75 тыс. долл. от владельца сети казино Ивана Назарова. Согласно показаниям Назарова, он платил сотрудникам МВД за предупреждения о проверках развлекательного бизнеса в Подмосковье.
Не смогут следователи уже по прошествии 12 месяцев (1,5 года — предельный срок только для подозреваемых в особо тяжких преступлениях) ограничивать в передвижениях и фигурантку скандального расследования по делу «Оборонсервиса» Евгению Васильеву. Ей, правда, и сейчас не особо тяжело, иронизирует в Twitter депутат Александр Хинштейн. «Выступал Гудков (депутат-справедливоросс Дмитрий Гудков. — РБК daily), к Васильевой под домашним арестом ходят массажист, няни, кто там еще... Я добавил: еще Сердюков».
Читать полностью: http://www.rbcdaily.ru/2012/12/20/society/562949985364330

Комментариев нет:

Отправить комментарий