понедельник, 26 ноября 2012 г.

Обвиняемая по делу «Оборонсервиса» Евгения Васильева попросила у суда отбывать домашний арест с поваром,парикмахером и поездками в театр


Бывшая начальница департамента имущественных отношений Минобороны (МО) Евгения Васильева — одна из главных фигуранток грандиозного коррупционного скандала, за которым вся Россия уже которую неделю следит с разинутым ртом.
Вспомним, что говорили официальные представители Следственного комитета (СК) РФ сразу после «знаменитого» обыска в 13-комнатной квартире сановитой дамы в Молочном переулке: ее обиталище стоит 10 млн. долларов, оно украшено редкой антикварной мебелью и уникальными старинными картинами классиков русской живописи, у хозяйки изъяли 3 млн. рублей «на текущие расходы», 120 золотых колец и почти 1500 всяческих драгоценных бирюлек.
К этому добавлялось другое движимое и недвижимое имущество Васильевой в Москве и Питере (это при ее годовом доходе, судя по декларации, всего в 6 млн. рублей!). Так что причина для санкционированного судом обыска была весьма внушительной: по данным следствия, бывшая госслужащая причастна к хищению имущества «Оборонсервиса» на сумму 360 миллионов рублей.
Причем, это лишь первые прикидки. После таких заявлений СК многие ожидали, что на руках Васильевой появятся уже не бриллантовые, а железные «браслеты». Тем более, что уже арестованные коллеги Васильевой по «Оборонсервису» (Сметанова, Митяев, Ротанова, Елькин) во время допросов дали такие показания по пятыи уголовным делам, которые требовали немедленного задержания Евгении.
Но случилось странное: сразу после обыска она на несколько недель словно исчезла из поля зрения правоохранительных органов. Им помогли столичные журналисты, обнаружившие Евгению в одной из закрытых московских клиник, где ей сделали какую-то «мелкую операцию». А чуть позже стало известно, что все то время, которое Васильева провела в клинике, она «часто принимала посетителей» и с утра до ночи вела активные телефонные переговоры. Причем, не по своми мобильникам, а по тем, которые ей приносили (или дарили) друзья. Что, естественно, не позволяло спецслужбам своевременно и тотально прослушивать ее разговоры с новых номеров — были «временные провалы».
 Все это и вызвало у многих экспертов резонное подозрение, что при такой вольнице Васильева могла запросто влиять на подельников и расследование уголовных дел, выстраивать тактику и стратегию защиты, управлять уничтожением компрометирующих документов, «репетировать» показания нужных свидетелей.

Что, между прочим, тоже является уголовным преступлением. Странно как-то получалось: человек, которому следствие иникримировало очень крутые статьи уголовного кодекса (скажем, мошенничество в особо крупных размерах»), против которого были скрупулезно собраны весомые улики, ровно месяц отдыхал на свободе.
Создается впечатление, что кто-то умышленно создал для Васильевой этот «дырявый колпак». А расследование ее злодеяний — бутафория или имитация правосудия. Как тут не подумаешь, что всем этим «либеральным» процессом дирижирует влиятельная «волосатая рука», а не строгая и честная Фемида?
Была какая-то надежда, что все встанет в правовую колею, когда в прошую пятницу Васильеву пригласили в Следственный комитет и предъявили обвинение. А затем переправили (кстати, на «Волге» с номерами Минобороны) в суд, где между обвинением и защитой начались «торги». Вдумайтесь: гражданку Васильеву обвиняют в преступлениях, которые тянут на 6-10 лет колонии, и в итоге объявляют гуманный приговор — домашний арест. Но Васильеву не устраивает и это, она готова внести 15 млн рублей залога, лишь бы ее свободу ничем не ограничивали.
Суд не соглашается. А Евгения и адвокат обвиняемой (обвиняемой!) Ольга Козырева давят на то, что домашний арест — это негуманно. И ходатайствуют о том, чтобы у хозяйки 13-комнатной квратиры на подхвате были люди, которые помогали бы ей убирать по дому, стирать белье, варить пищу, делать уколы и прическу.
Кроме того, домашний арест лишает Васильеву возможности духовно расти - посещать театры, музеи и другие культурные заведения (суд запретил ей на два месяца выходить из дома и общаться с кем-либо по Интернету, а разрешил пользоваться лишь городским телефоном и принимать только адвоката).
Суд отклоняет такое ходатайство. Адвокат намерен подать протест. Шоу продолжается.
Сегодня я обзвонил полдюжины матерых столичных юристов, задвая им лишь один вопрос: почему другие обвиняемые по уголовным делам «Оборонсервиса», которым следствие инкриминирует не 360 млн похищенных рублей, а суммы в десятки раз меньше, уже сидят в камере, а Васильева лежит на своем анткварном диване в Молочном перулке, еще и служанку с паркимахером требует?
И все юристы почти в один голос отвечали мне: «Потому что у нас такое правосудие».
Ясно, что кто-то очень влиятельный «крышует» дамочку. Кто же? Вспомнились слова офицера Главной военной прокуратуры: «Васильева - это «золотой ключик», с помощью которого может открыться дверь в тюремную камеру для многих очень влиятельных товарищей в Минобороны. И бывших, и еще действующих. Если ее посадят, и она начнет "колоться", - им хана. А чтобы избежать этого, они готовы не 360 млн рублей заплатить - три милларда!»...
КСТАТИ
Евгения Васильева готова сотрудничать со следствием по делу «Оборонсервиса»
Экс-руководитель департамента имущественных отношений Минобороны РФ Евгения Васильева заявила о том, что готова сотрудничать со следствием по делу "Оборонсервиса".
Однако свою вину в мошенничестве и хищении средств она не признает и готова доказать следователям свою невиновность, передает РАПСИ. 
А ТЕМ ВРЕМЕНЕМ
Следствие пытается разгадать загадку дома Евгении Васильевой и сестры Сердюкова
Военные следователи и прокуроры проводят проверку в отношении жилья и земельных участков,  принадлежащих экс-главе департамента имущественных отношений Минобороны России Евгении Васильевой — фигурантке дела «Оборонсервиса».

Они пытаются выяснить реальный адрес дома в Молочном переулке в Москве, квартиры в котором принадлежат Васильевой и сестре бывшего министра обороны Анатолия Сердюкова, Галине Пузиковой. Дело в том, что здание числится по другому адресу, передает «Интерфакс» со ссылкой на источник, знакомый с ситуацией.
Сама обвиняемая настаивает на законности принадлежащего ей имущества, ведь, будучи руководителем имущественного департамента, она была состоятельным человеком.
Между тем, по имеющейся информации, в пятиэтажном доме в Молочном переулке всего от шести до десяти квартир, в которых имеются зимние сады, внутренние дворы и сауны. Жильцы попадают домой через подземную парковку. С улицы в здание заходят только горничные, экономки и другие сотрудники, имеющие пропуска и давшие подписки о неразглашении. Все документы о владельцах этих квартир хранятся в ТСЖ, расположенном в самом доме.
 Дарья ИВАШКИНА 
 http://www.kp.ru

2 комментария:

  1. Девушка беременна. Сердюков ждет сына, Зубков почти внука. Так что законы Российской Федерации здесь не применимы.

    ОтветитьУдалить
  2. А без грима, лоска, гламура она выглядит вообще как типичная "Хавронья Хрюковна" :) Всё было мало, мало, мало... Ну теперь жри всё нажитое непосильным воровством в своей 13-комнатной квартирке. Если она попадет на зону (теоретически), зэчки её растерзают и опустят по полной программе!

    ОтветитьУдалить