понедельник, 10 сентября 2012 г.

Не спортсмены инвалиды, а страна — инвалид

После триумфа в Лондоне российские паралимпийцы возвращаются в общество, которое считает их неполноценными
Вот уж чего точно никогда не забудут российские спортсмены с ограниченными физическими возможностями, успешно выступившие на только что завершившихся в Лондоне летних Паралимпийских играх, так это переполненных трибун, неистово сопереживавших всему, что происходило на аренах.

Евгений Швецов
 — У меня голова кругом идет от волнения, — признался, с трудом выговаривая слова (последствия ДЦП), трехкратный паралимпийский чемпион Евгений Швецов, после того как выиграл стометровку и с флагом в руках пробежал еще круг почета под шквал аплодисментов. — Я и представить себе не мог, что испытаю такое счастье. Это для нас что-то запредельное, нереальное, фантастическое. У нас в стране такого не бывает.
Маргарита Гончарова
 Уверен, многие российские любители спорта, наблюдавшие за событиями предшествующих Паралимпиаде летних Олимпийских игр, хотя бы по телевизору видели, как под рев 80 тысяч болельщиков побеждал на стометровке несравненный спринтер с Ямайки Усейн Болт. Но если бы те же наши зрители — а чего скрывать, большинство из них этого просто и в мыслях не держали, — захотели посмотреть, как под рев все той же 80-тысячной аудитории прибегала к финишу первой трехкратная паралимпийская чемпионка, больная левосторонним ДЦП Маргарита Гончарова, или дальше всех посылал диск и ядро знаменосец российской сборной Алексей Ашапатов, у которого нет одной ноги, то... не смогли бы этого сделать.
Не показывали!
Алексей Ашапатов
А посмотреть, поверьте очевидцу, было на что. Еще со школы, где проходили легкоатлетические дисциплины, все примерно представляют, как толкают ядро — секундное дело. В общем-то тоже всего несколько секунд уходило непосредственно на толчок и у Алексея Ашапатова, но подготовка к нему занимала минут пять, не меньше. Сначала судьи в круге долго, так, как надо спортсмену, устанавливали высокий крепкий стул, закрепляя его со всех сторон на распорках, чтобы он не шелохнулся. К стулу подходил Алексей, снимал протез, прилаживался к сиденью, брал в правую руку металлический шарик, упирался одной ногой в пол и запускал снаряд за отметку мирового рекорда — на 16 с лишним метров. Невероятно далеко! Да еще из такого неудобного положения.
Ашапатова в Лондоне полюбили. Да и нельзя было по-другому относиться к обаятельнейшему гиганту ростом за два метра, олицетворяющему русскую богатырскую мощь. Добрейший человек, он никому не отказывал в автографах. Походка — как у настоящего русского медведя, вперевалочку. Тот, кто не видел его на стадионе, и не подумает, что у него нет одной ноги. Английские журналисты сравнивали его по популярности с Усейном Болтом. На что Алексей отвечал: «Да какая я звезда? Обычный скромный человек. Дал Бог ЗДОРОВЬЯ, и надо его использовать по полной. Что я в меру своих сил и делаю на благо Родины!».

При этом Алексей не любит рассказывать, каким трудным путем шел к своему триумфу. Ашапатов лишился ноги в результате ножевого ранения, которое получил на свадьбе друга. Врачи не смогли своевременно оказать помощь. Началась гангрена, пришлось ампутировать конечность. Когда он очнулся после операции от наркоза и узнал, что у него нет ноги, то испытал безумный шок, не знал, как жить дальше. Но спортсмен не отчаялся. Врачи говорили, что ему нужен год реабилитации, а он уже через месяц после выписки из больницы участвовал в соревнованиях по армрестлингу. В этом виде спорта стал серебряным призером чемпионатов мира в Южной Африке и Японии. Затем Алексей попробовал свои силы в плавании, настольном теннисе, волейболе сидя. Но истинное призвание нашел в легкой атлетике, где стал четырехкратным паралимпийским чемпионом.
Олеся Владыкина
 Когда я рассказывал о том, как соревновался Алексей Ашапатов, как лучше всех на планете плыла с одной рукой паралимпийская чемпионка Олеся Владыкина, как с помощью двух ног метко стрелял из лука один из зарубежных спортсменов, как в финальном забеге на стометровке состязались спортсмены, у которых — у всех без исключения — не было обеих ног, а бежали они на специальных протезах, большинство друзей мужского пола, не сговариваясь, восклицали: «Какой ужас! Я бы не смог на все это смотреть». У женщин была несколько иная реакция: «Если бы я все это увидела, то разрыдалась бы от сострадания».
И рыдали. Чего уж там скрывать. Я видел слезы на глазах у наших немногочисленных болельщиков, которые с громадным трудом — билеты были в большом дефиците — прорывались на лондонские арены.
Вот так в лучшем случае выражается у нас отношение к людям, которых в России принято называть инвалидами. А британцы... Они не рыдали. Они восхищались героями паралимпийского спорта. Они приветствовали их как выдающихся спортивных личностей современности. Подчеркну особо — личностей, во всем равных себе!
Да и сами зарубежные спортсмены - паралимпийцы относятся к себе как к вполне нормальным, обыкновенным людям. В отличие от наших, которые, увы, в большинстве своем считают себя именно инвалидами. В подтверждение этого вывода приведу часто цитируемую в зарубежных СМИ фразу, как сейчас принято говорить, хитмейкера мирового паралимпийского спорта, многократного паралимпийского чемпиона безногого южноафриканца Оскара Писториуса: «Я не инвалид, у меня просто нет ног». И, раскрывая суть сказанного, вдогонку добавляющего: «Единственное отличие от брата и сестры для меня с детства заключалось в том, что мама, собирая нас в школу, надевала мне ботинки, которые не походили на остальные».
Оскар Писториус
 Просто задумайтесь над этой фразой, и вы многое поймете. И уясните себе, что дело не в том, чем ты обладаешь, а в том, как ты сможешь всем этим распорядиться, как ты себя чувствуешь в своей семье, в своем городе, наконец, в своем родном обществе.
Британское общество с громадным вниманием отнеслось к стартам паралимпийцев. Свидетельством тому были не только переполненные трибуны, на которых болельщики располагались целыми семьями, купив билеты стоимостью от 10 до 50 фунтов стерлингов (от 500 до 3000 рублей на наши деньги). Яркими показателями были и рейтинги телепередач, которые зашкаливали за космические отметки. Телеаудитория Паралимпиады-2012 в целом была оценена в 4 миллиарда зрителей (россиян там, думаю, набралось в лучшем случае несколько десятков тысяч человек). В Великобритании даже состоялся тендер на показ соревнований, и борьбу у ВВС выиграл канал Channel4, который отвел на ежедневную трансляцию состязаний 150 часов в прямом эфире. Впервые в истории организаторы Паралимпиад получили прибыль от продажи телевизионных прав. Конечно, 16 миллионов долларов несравнимы с миллиардами, которые достаются Международному олимпийскому комитету, но процесс сдвинулся с мертвой точки.
В нашей стране события Паралимпиады на общедоступных каналах показывала «Россия-2», сначала в формате дневников. Но рука не поднимется обвинять в невнимании к паралимпийскому спорту телевизионных руководителей — они, судя по всему, ориентировались все на тот же пресловутый рейтинг, который в России действительно крайне низок. Затем, правда, когда успехи российских паралимпийцев стали расти как на дрожжах (что, думаю, никак не отразилось на рейтингах, но отразилось на настроении кремлевских власть имущих, приказавших расширить трансляции), стали появляться прямые передачи. Но что это дало?
Увы, в нашем обществе еще не привыкли по-настоящему БОЛЕТЬ за людей, не таких, как большинство, — без рук, без ног, слепых, глухих, глухонемых, частично парализованных, даунов. Давайте признаемся сами себе: на сегодняшний день они нам чужие. А когда станут родными, я сказать не берусь.
Один из российских паралимпийских чемпионов, попросивший не называть его имени, откровенно сказал, что так комфортно, как в Великобритании, он себя дома не чувствовал никогда: «Мы на Родине другие, не такие, как все, ну, что ли, люди второго сорта. Как будто убогие какие! Ну в Москве, Питере и Сочи, в тех городах, что на виду у всего мира, еще как-то пытаются решить наши проблемы, а за пределами столиц, в регионах, в одном из которых я живу, за поддержкой лучше не обращаться — все равно не помогут! Что-то, правда, сдвигается к лучшему после очередных Паралимпийских игр, а потом опять тишина и полнейший застой. Нужны мы только тогда, пока побеждаем, а потом о нас опять забудут. Если будем проигрывать, то, возможно, навсегда».
Неужели так случится и после грандиозного, не побоюсь этого слова, триумфа российских спортсменов на летних Паралимпийских играх в Лондоне? Верить в это в атмосфере победной эйфории очень не хочется. Но, судя по всему, так оно и будет. И от осознания этого мне становится как-то не по себе.

  Владимир Саливон
http://www.mk.ru

Комментариев нет:

Отправить комментарий