вторник, 4 сентября 2012 г.

Красный фонарь над приемной депутата

Вместо обеда – к девочкам
Слово «бардак» в русском языке имеет два значения. Первое – публичный дом, бордель. Второе – беспорядок, хаос. Сближение понятий явно не случайно – когда данный термин появился, «по умолчанию» подразумевалось, что в гнезде порока порядка быть не может. Но… так, возможно, было во времена Горького и Куприна. В современную же эпоху смысловая подоплека омонима, похоже, становится неактуальной. Бордель – это совсем не хаос. А даже наоборот – хорошо отлаженная, тщательно продуманная организация, порядку в которой могли бы позавидовать многие серьезные коммерческие структуры. Уже не говоря о государственных.
На подобные мысли наводит беспрецедентное уголовное дело, которое этим летом покинуло стены Следственного комитета и поступило на рассмотрение в городской суд. Предметом расследования стал настоящий КОНЦЕРН по оказанию сексуальных услуг, исправно функционировавший в самом центре Петербурга в течение пяти лет. По критериям уголовного права, все имеющиеся о нем данные (а таковых – несколько десятков томов) позволяют квалифицировать его как «преступное сообщество». Что, если кто не знает, представляет собой высшую степень в иерархии преступных организаций. Соответствующая статья 210 УК применяется достаточно редко, требует особой тщательности при доказывании и далеко не всегда проходит в судах.
Но в данном случае, похоже, доказательств более чем достаточно. Перед нами – разветвленная, многоуровневая структура с жестким распределением ролей и выстроенными иерархическими связями.

На нижнем уровне – упаси бог, не бордели (это слово сейчас считается неприличным), а «салоны» (или «точки», или «конторы», как их называли все к ним причастные). Это бывшие большие коммуналки, приобретенные кем-то в собственность и взятые в долгосрочную аренду (иные хозяева даже и не догадывались, для чего). Там сделан хороший ремонт и обеспечены все условия для комфортного оказания услуги.
Если отвлечься от ее специфического характера, то все выглядит вполне рутинно и даже скучно. Примерно как в пункте проката лыж. Пришел клиент, выбрал понравившиеся, заплатил, откатался оговоренное время, поставил лыжи на место и пошел домой.
Собственно, так сюда люди и заходили. Молодые и старые, интеллигентные и не очень. Забегали даже в обеденный перерыв – так же как в кафе выпить чашечку кофе. Выбирали девушку из предложенной «обоймы», уединялись с ней в кабинет, получали услугу и, расплатившись, возвращались на работу.
- По сути, это какой-то параллельный мир, существующий рядом с нами, – признался следователь Станислав Гулевич, в чьем производстве было это дело. – Больше всего меня потрясли обыденность и естественность процесса для клиента. Для него это такая же обычная «гигиеническая процедура», как чистка зубов. А для поставщиков услуги бесстыдная эксплуатация естественной человеческой потребности – не более чем технология для зарабатывания денег.
Собственно, технологии этой не одна тысяча лет. Проституция существует на свете столько же, сколько само человечество. По доходности этот бизнес соперничает с наркотиками. И потому о том, чтобы полностью искоренить его, нечего и мечтать. И не надо лукавить: мол, в советские времена ничего такого не было. Было, еще как. Только, что называется, в глухом подполье. Но вот чтобы на каждом углу раздавали адреса и телефоны публичных домов – это было где-то далеко, не у нас. Теперь мы цивилизованный мир с успехом догнали.
Работа денежная, не пыльная…
Организатором и хозяином сети салонов под общим названием «Созвездие моделей», как утверждает следствие, был некто Сергей Ульянов. В «лихие девяностые» он промышлял мелкой торговлей, держал ларек во Фрунзенском районе. В 2005-м к золотой жиле секс-индустрии его подтянул знакомый. Вскоре тот уехал за рубеж, а «жилу» оставил Ульянову.
Официально он являлся генеральным директором ООО «Альтернатива», занимающегося рекламной деятельностью и изданием журнала «Альманах». Однако, судя по всему, реклама была лишь прикрытием для раскрутки бизнеса секс-услуг. Используя свой статус, возможности и профессиональные навыки, Ульянов развернул вполне грамотную пиар-кампанию. Возглавляла ее весьма почтенная женщина – кандидат психологических наук.
Под эгидой «Альтернативы» издавались еще два журнала – «Созвездие моделей» и VIP MODELS.RU, рекламные брошюры и визитки с номерами телефонов салонов и изображениями обнаженных и полуобнаженных девиц. Вся эта продукция печаталась в одной из питерских типографий на основании совершенно официального договора. Распространением ее занимались «промоутеры», которых подбирала и контролировала секретарь «Альтернативы», по ее словам, «неосведомленная о преступном умысле и о деятельности преступного сообщества». Работали также два рекламных сайта, на которых размещалась та же информация.
Возможности Интернета были задействованы и для привлечения рабочей силы. На двух вышеуказанных сайтах девушек для секс-услуг приглашали вполне открыто, называя вещи своими именами. Но действовали и похитрее: в различных СМИ и на многочисленных сайтах трудоустройства размещали объявления о вакансиях для девушек на должности официанток, администраторов ночных клубов, барменов, продавцов, секретарей и т. п.
Обратившихся по этим объявлениям направляли «на собеседование» в определенные салоны. Встречали их там люди вполне интеллигентной внешности. В зависимости от конкретного адреса это были либо Ирина Вяткина, либо Денис Игнатов. В «иерархии» они занимали должности заместителей Ульянова – руководителей двух мощных «кустов» салонов.
Пришедшую девушку принимали в солидном кабинете и вежливо объясняли ей, что сейчас, к сожалению, место, на которое она претендует, уже занято. Но временно можно заняться другой работой. Оплата хорошая, график гибкий, комфортные условия и полная гарантия безопасности. Возможность бесплатно посещать фитнес-клубы и салоны красоты. Для иногородних, не имеющих жилья, большой плюс – жить можно прямо по месту работы. И уж совсем сказочный бонус – шанс найти богатого «папика» и устроить свою личную жизнь…
Надо сказать, что 95% девушек, услышав такое предложение, в негодовании хлопали дверью. Но и оставшихся пяти процентов хватало, чтобы штаты были постоянно заполнены. Разумеется, действительность оказывалась не столь радужной, как им обещали. На «предприятии» царила весьма суровая дисциплина. Велся строгий учет как рабочего времени, так и заработанных денег. Работала система штрафов за различные нарушения – невыход на работу по графику без уважительных причин, грубое поведение с клиентом, нарушение общественного порядка в салоне, самовольный уход с работы, выход к клиенту во время показа в одежде…
Работать приходилось не только непосредственно в салоне, но и «на выезде» – в саунах, банях, квартирах и иных местах по заказу клиента.
Под «крышей», в полном комфорте
Прием и исполнение заказов осуществляли диспетчеры. Они же принимали деньги от клиента. Один сеанс стоил в среднем 2500 рублей. 40% из этих денег получала девушка (если соглашалась фотографироваться для журнала, то 50%), 7% – диспетчер, остальное забирал Ульянов. Бухгалтерия и «инкассация» тоже велись очень четко, с соблюдением строгих процедур.
Каждый вечер Ульянов обзванивал все «точки», выясняя, кто на работе, и если кто-то отсутствует, то почему. Каждое утро он эти «точки» лично объезжал. Предварительно звонил туда, к нему спускался диспетчер и в машине передавал деньги, рабочую ведомость (сведения о количестве и времени оказанных услуг) и график работы (данные тех, кто их оказывал).
Для поддержания порядка в салонах, охраны распространителей рекламной продукции и разрешения возможных конфликтов с клиентами Ульянов создал специальную службу охраны, возглавляли которую бывшие оперативники спецназа «Тайфун» Главного управления по исполнению наказаний. В арендованной квартире на Караванной улице (там же, кстати, располагалась и прачечная для стирки постельного белья из салонов) сотрудники службы несли круглосуточное дежурство, оперативно выезжая на вызовы. За счет «фирмы» они также проходили обязательные тренировки по рукопашному бою в спортивном комплексе на Инженерной улице под руководством специально нанятого тренера.
Разумеется, деятельность такого масштаба немыслима без милицейской «крыши». И таковая была более чем внушительной. По данным следствия, в систему коррумпированных связей Ульянова входили заместители начальников 28-го и 79-го отделов милиции Олег Мальцев и Кирилл Токмачев, а также начальник 76-го ОМ Владимир Артамонов. Их ежемесячная «зарплата» составляла 6 тысяч рублей. Наверху коррупционной «пирамиды» находился начальник управления организации деятельности участковых уполномоченных милиции и подразделений по делам несовершеннолетних МОБ ГУВД Алексей Галкин. Он за «покровительство деятельности участников преступного сообщества» получал 50 тысяч рублей в месяц. Учитывая то, что каждая «точка» ежемесячно зарабатывала около миллиона, эти траты можно было считать сущими копейками.
Надо ли говорить, что столь внушительные тылы позволяли гасить любой конфликт (в том числе не замечать многочисленные заявления соседей, жаловавшихся на шум из расположенных рядом с ними салонов) и избегать любых проверок. Судя по имеющимся в распоряжении следствия записям телефонных переговоров Ульянова с «опекавшими» его стражами порядка, отношения между ними были более чем доверительные. Ульянов, к примеру, информирует участкового о смене адреса одного из салонов. Типа – если что, присмотри… Кстати, одна из «точек» находилась прямо над опорным пунктом милиции и… приемной известного депутата питерского ЗакСа.
Щекотливый момент: в структуре ГУВД (ныне ГУ МВД) было и есть подразделение, называемое «полиция нравов», которое как раз и призвано выявлять и ликвидировать подобные структуры. И действительно, время от времени эта «полиция» накрывала очередной салон. Но ни разу (!) не смогла обнаружить ОРГАНИЗАЦИЮ, которая их создавала и «доила». Почему – можно только догадываться.
Салон закрыт, зайдите в другой
- На самом деле, ликвидация подобной сети не представляет большой оперативной сложности, – уверяет следователь Гулевич. – Вопрос только в желании и готовности переработать большой объем информации.
В уголовном деле, подобного которому в Петербурге еще не было, – 107 томов. Возникло оно из более чем двух десятков «мелких» дел, которые тихо умирали в управлении дознания ГУВД, а также в органах дознания и следствия при УВД Центрального района. Ввиду этой невеселой перспективы городская прокуратура волевым решением передала их в Следственный комитет. А оперативное сопровождение поручила сотрудникам ГУ МВД по СЗФО.
Следствие длилось два года. Работа за это время проведена огромная. Записаны многочисленные телефонные переговоры Ульянова – с его замами, диспетчерами, милицейскими «кураторами». Зафиксированы также беседы работодателей с претендентками на роль путан. Проведены даже «контрольные закупки» – специальные люди получили секс-услугу и расплатились за нее мечеными купюрами. Допрошены более 250 свидетелей. Наконец, прошли многочисленные задержания и обыски, в результате которых была изъята масса документов, детально иллюстрирующих деятельность «Созвездия моделей». Под стражей – бывшие сотрудники милиции, за исключением Токмачева, скрывшегося от следствия и объявленного в розыск.
На скамье подсудимых – 22 человека. Алексей Галкин, полностью признавший свою вину, уже осужден в особом порядке и получил полтора года.
Салоны, исправно кормившие Ульянова и его команду, закрыты. Прекратили выход выпускаемые им рекламные журналы, не действуют сайты. Но… исправно выходят точно такие же издания, принадлежащие другим сетям салонов секс-услуг. Никуда не делись другие, мощные, богато оформленные и хорошо известные всем любителям «клубнички» сайты. На них – все как и было заведено: фотографии девочек с номерами телефонов и описанием предоставляемых услуг. Адреса салонов и правила их посещения. Есть даже форумы, где посетители салонов обмениваются впечатлениями, обсуждают конкретных «жриц любви».
Этот параллельный мир живет совершенно спокойно, абсолютно не интересуясь тем, что происходит за его пределами. Похоже, доблестные оперативники и следователи лишь зачерпнули чайной ложкой из океана.

Комментариев нет:

Отправить комментарий