среда, 29 августа 2012 г.

Таисия Осипова: 8 лет для меня - смертный приговор

Восьмилетний срок заключения активистка "Другой России" Таисия Осипова расценивает как "смертный приговор". Об этом она сказала в интервью "Известиям", опубликованном в среду. Накануне Заднепровский суд Смоленска приговорил ее к восьми годам в колонии общего режима по статье о хранении и сбыте наркотиков - это вдвое больше, чем просил прокурор. Осипова страдает диабетом и панкреатитом, у нее маленькая дочь.
По словам Осиповой, в СИЗО невозможно получить квалифицированную медицинскую помощь. "Там нет специалистов нужного профиля, они не предусмотрены штатом. Нет оборудования, - пояснила Осипова. - Даже лекарства практически все с воли приходится "затягивать". Сижу на обезболивающих. Занимаюсь самолечением. Пытаюсь дотянуть до свободы. Но восемь лет я вряд ли вытяну в таких условиях". Поэтому смягчение приговора мало что меняет в ее судьбе, считает Осипова: "Для меня что восемь лет, что десять - это смертный приговор".
В конце декабря Заднепровский суд приговорил Осипову к десяти годам лишения свободы. Лидеры протестного движения передали тогдашнему президенту Дмитрию Медведеву список политзаключенных, в котором была и Таисия Осипова. Медведев заявил, что приговор Осиповой слишком жестокий. "Десять лет – это очень много, даже если она виновата. Я готов затребовать документы у прокуратуры и дать поручения разобраться", – сказал он на встрече со студентами журфака МГУ. В результате приговор Осиповой был отменен, дело направили на новое рассмотрение.
"Когда отменили предыдущий приговор, в феврале, я была уверена, что это лишь показуха перед выборами и все равно меня осудят на большой срок, ну скинут, может, года два от десяти. И судья своим поведением на процессе подтверждал это предположение - вел себя нагло, хамил, отклонял все мои ходатайства. Но когда прокурор запросил четыре года, у меня появилась надежда. И такого хода от судьи, я, если честно, не ожидала. Думала, дадут, как просил прокурор", - сказала Осипова в интервью.
Она вновь заявила, что уголовное дело было сфабриковано сотрудниками центра по борьбе с экстремизмом. "Мне опера сразу сказали, что им необходимо посадить моего мужа Сергея Фомченкова - он один из руководителей партии "Другая Россия", в которой я тоже состою. Да и не простили мне опера акцию, когда я губернатора нашего Маслова гвоздиками отхлестала. Наркотики в этом деле лишь инструмент", - считает Осипова.
Повторное судебное разбирательство Осипова назвала "необъективным и абсолютно пристрастным". По ее словам, судья удовлетворил лишь около пяти второстепенных ходатайств защиты, отклонив все остальные, которых было не менее 70. Защита Осиповой будет обжаловать приговор.
В субботу у станций московского метро пройдет серия одиночных пикетов за освобождение Осиповой. "10 января, после прежнего сфабрикованного приговора смоленской оппозиционерке, подобные пикеты помогли привлечь общественное внимание к делу и сократить ее срок с десяти до восьми лет. 2 ее года за 2 ваших часа - очень хорошая пропорция, давайте продолжим", - призывают организаторы мероприятия.
13 августа свидетель Антон Мандрик показал в суде, что "обнаруженные" в доме Осиповой наркотики были подброшены оперативниками. От него самого оперативники добивались ложных показаний против Осиповой, а после отказа посоветовали ему уехать из Смоленска и не являться на суд, угрожая уголовным делом. Также оперативники приходили на работу к отцу свидетеля с целью убедить его оказать давление на сына. Отец Мандрика работает врачом в поликлинике УВД Смоленской области, и оперативники пообещали способствовать его увольнению оттуда с "волчьим билетом".
Последний раз оперативник Смолин звонил с угрозами Мандрику за неделю до суда, требуя, чтобы тот не ходил на судебное заседание. В суде было оглашено заявление самого Смолина, где он письменно подтвердил, что отказывается проходить проверку на детекторе лжи и фоноскопическую экспертизу голоса. Ранее Осипова ходатайствовала перед судом о проверке своих показаний на детекторе лжи, но судья отказал ей в этом.
Позднее в МВД заявили, что Мандрик находился в момент обыска в состоянии наркотического опьянения. В ведомстве выразили недовольство широким распространением в СМИ информации о рассказе свидетеля. "В день проведения обыска в доме Осиповой, 23 ноября 2010 года, Мандрик находился в состоянии наркотического опьянения, за что был доставлен в Смоленский областной наркологический диспансер для прохождения освидетельствования, - говорится в заявлении. - Факт его опьянения, вызванный употреблением наркотических веществ – опиатов, официально зарегистрирован".
Cуд планировал принудительно доставить на допрос свидетеля обвинения Марину Ховренкову, но она в процессе так и не была допрошена. Правозащитники заявляют, что эта девушка приходила в дом Осиповой до обыска и может быть засекреченным "закупщиком". В день обыска Ховренкова пришла к Осиповой за косметикой фирмы Avon, которой приторговывала активистка. Вскоре после ее ухода в доме Осиповой начался обыск.
В ходе двухчасового обыска оперативник Смолин при понятых обнаружил на кухне в комоде с детскими вещами пять свертков с героином. Осипова рассказала в суде, что во время обыска оперативники несколько раз говорили ей, что найдут наркотики, даже если их нет, а также неоднократно просили позвонить мужу и вызвать его в Смоленск.

Комментариев нет:

Отправить комментарий